Страна, преодолевшая коррупцию, или Первый азиатский тигр

Сингапур встречает пришельцев невыносимой жарой и тропической влажностью. Чтобы ознакомиться с достопримечательностями города – как, например, легендарный отель «Раффлз», лев-русалка Мерлион, парламент, китайский и индийский кварталы и так далее – хватит и одного дня. Туристам для удовлетворения интереса вполне хватает монументальных сооружений, а вот тысячи других людей приезжают в крошечную страну, чтобы учиться и перенимать уникальный опыт построения нового общества.

«Запад есть Запад, а Восток есть Восток, и им не сойтись вдвоем» – говорил в свое время Редьярд Киплинг. Однако история конца ХХ века поколебала справедливость этого тезиса. Действительно, не мог же писатель предвидеть последствия такого явления, как глобализация.

Исторически Сингапур почти полтора века находился в сфере влияния Лондона. При всей противоречивости британского колониализма следует признать: британцы везде внедряли технические и социальные достижения метрополии: от организации почты в структуре парламента, от военного порядка – до системы образования. Каждая постколониальная территория воспользовалась британским наследием по-своему. Если в Австралии или Новой Зеландии переселенцы построили страны-дубликаты Англии, то в Сингапуре британский опыт наложился на восточный менталитет. И вышел из того... первый азиатский тигр.

Если арабские страны поднялись из песка благодаря дармовым нефтяным долларам, то здесь богатство накоплено благодаря кропотливой работе. Страна-город находилась еще под британским контролем, когда в 1959 году к власти пришла Партия народного действия во главе с успешным адвокатом Ли Куан Ю. В соседних странах пылали войны (Вьетнам) и проводились жестокие социальные эксперименты (Китай, Камбоджа), а Ли Куан Ю, имея за плечами университет Кембриджа, взялся превращать Сингапур в развитую страну.

Сегодня, прогуливаясь среди множества небоскребов и глядя на блеск витрин, невозможно представить наследство, доставшееся новому руководству страны. Но история беспристрастна: «В лачугах из досок, покрытых пальмовыми листьями, проживало 65% сингапурцев, которые занимались рыболовством, а иногда и пиратством. 40% населения не умели ни читать, ни писать. Государственный аппарат пронизывала коррупция, бизнес контролировали мафиозные «триады». Даже воду и строительный песок завозили из-за рубежа».

Попытки что-то изменить в стране натолкнулись на коррупцию и отсталую экономическую систему. Ли Куан Ю прекрасно понимал, о чем речь. «Коррупция – одна из черт азиатского образа жизни. Люди открыто принимают взятк,и и это – часть их жизни, – констатировал он и сразу определил ориентир, от которого не отступился: – Самое главное – иметь чистую центральную власть. Если люди наверху не являются примером моральных стандартов, которые они внедряют на более низкие уровни власти, то сделать что-то очень трудно».

Коррупция имеет различные формы: взятки, подарки, разворовывание бюджета, шантаж, злоупотребление служебным положением. В политике – покупка голосов, незаконные поступления в избирательные фонды, лоббирование интересов в парламенте путем подкупа. Чтобы убить такого многоголового дракона, была произведена «логика борьбы против коррупции». «У меня непреклонный характер. Если я убежден в чем-то, то буду добиваться цели, вкладывая в дело всего себя, даже когда почувствую, что все против меня, а земля уходит из-под ног», – не скрывал решимости Ли Куан Ю.

Из «логики борьбы»

«Самый простой способ остановить коррупцию – минимизировать возможности чиновников действовать по своему усмотрению, то есть уменьшить количество подписей под документами».

В стране максимально упростили процедуру принятия решений и устранили возможность двойного прочтения законов, установили для всех понятные, прозрачные правила с минимальной разрешительной системой, ликвидировали лишние административные барьеры для развития экономики.

«Неизбежность наказания – первый сдерживающий коррупцию фактор. Мероприятия должны касаться обеих сторон: и тех, кто дает взятки, и тех, кто их берет. Ни министр, ни член парламента не может стоять выше закона».

Для контроля создали специальный орган – Бюро по расследованию коррупции в высших эшелонах власти, руководитель которого непосредственно отчитывался перед премьер-министром. Никто не мог вмешаться в расследование. Когда на взяточничестве поймали министра национального развития Де Цзинвана – то после серьезного разговора с Ли Куан Ю виновник пошел домой и... покончил с собой.

«Лидеры должны подавать личный пример безупречного поведения, чтобы поддерживать свой моральный авторитет, необходимый для борьбы с коррупцией».

Расследование проводились даже против родственников главы государства. Уличенных чиновников приговорили к смертной казни или многолетнему заключению; некоторые из них покончили жизнь самоубийством или бежали из страны. Были жестоко подавлены «триады» – мафиозные группировки. Казни коррупционеров и мафиози продемонстрировали серьезность намерений власти.

«Зарплаты должны соответствовать рыночному уровню».

Ли Куан Ю отмечал: «Было бы нереалистично ожидать, что талантливые люди пожертвуют своей карьерой и семьями ради общества, которое часто не ценит их усилий. Мы решили платить государственным служащим зарплаты, которые они могли бы заработать в частном секторе. Если бы страной управляли не лучше специалисты, наша история закончилась бы посредственным правительством, неудовлетворительной денежной политикой и коррупцией».

На должности судей пригласили лучших юристов, которым повысили зарплаты до нескольких сотен тысяч долларов в год. А министрам и высшим должностным лицам платили ставку на уровне успешных частных адвокатов и банкиров. Сегодня премьер Сингапура – самый высокооплачиваемый государственный служащий в мире (на втором месте – президент США).

 «Государственные чиновники должны ежегодно отчитываться о своем имуществе и активах. Прокурор вправе проверять любые банковские счета лиц, подозреваемых в коррупции».

Согласно рейтингам международной организации Transparency International, Сингапур – одна из самых коррумпированных стран мира.

«Борьба с коррупцией, верховенство закона и прозрачность экономических условий очень ценятся международными инвесторами».

Не секрет, что коррупция сдерживает инвестиции, замедляет экономический рост, вызывает бедность и существенно ограничивает возможности борьбы с ней. Чтобы побороть бедность, страна нуждалась в иностранных инвестициях: «Мы просто из шкуры вон лезли, чтобы привлечь в нашу страну средства и производство», – вспоминал Ли Куан Ю. В 1968 году в Сингапур пришли первые американские компании, которые заложили фундамент высокотехнологичной промышленности Сингапура. Сейчас страна – ведущий производитель электроники в мире.

Из карликов в гиганты

Когда Ли Куан Ю стал премьер-министром Сингапура, ему было всего 36 лет. Свой пост он занимал 31 год (1959-1990), превращая железной рукой страну-карлика в экономического и социального гиганта.

«Больше всего нам нужны стабильность, определенность и безопасность, – говорил он. – Демократия не работает в условиях хаоса. Законы не действуют, когда нет порядка. Важно помнить, что для создания политической конкуренции и свободных СМИ нужно, чтобы 40-50% населения принадлежали к среднему классу, то есть имели ежемесячный доход до пяти тысяч долларов и хорошее образование. Скажем, на Филиппинах образованных людей с нормальными доходами только 15%. И что с того, что страна имеет свободную прессу? Там же царит полный беспорядок, ежедневно гремят скандалы».

Ли Куан Ю сформировал средний класс не только благодаря повышению доходов населения, но и за счет программы строительства доступного жилья, обеспечив каждому гражданину долю в богатстве страны. Он создал общество домовладельцев, а не арендаторов жилья: «Это делает людей патриотами. Родители должны иметь тот отчий дом, который защищают их сыновья, служа в армии Сингапура. Если в семье солдата нет своего дома, он не будет защищать имущество состоятельных».

Кроме того, не забывали и о роли образования: «Мы отбирали и отправляли лучших выпускников наших школ в ведущие университеты Великобритании, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Германии, Франции, Италии, Японии, США. Мы вырастили собственных предпринимателей, которые основали процветающие компании», – отмечал лидер страны.

Правда, правозащитные международные организации критикуют Сингапур за нарушение прав человека, диктат правящей партии, ограничение свобод. Но у бывшего руководителя Сингапура свое мнение: «Западные журналисты считают, что мы должны быть абсолютно такими, как они. Однако у нас другое историческое прошлое и другие социальные ценности. Именно они и способствовали быстрому росту экономики. Да, у нас внедрена смертная казнь. Но если бы у нас её не было, то мы стали бы центром преступности и очагом мировой наркоторговли».

За годы независимости Сингапура ВВП на душу населения вырос с 400 долларов до почти 28 тысяч. Страна является четвертым в мире финансовым центром после Лондона

Сегодня в восточной Азии что не страна – то тигр. Но «шинель», из которой они все вышли, – крошечный клочок земли на юге Малайского полуострова всего в 136 километрах от экватора. Кстати, в переводе слово «Сингапур» означает «город Льва», то есть по-нашему – Львов.